ЗАМОСКВОРЕЧЬЕ. Обаяние купеческой Москвы

Замоскворечье

Замоскворечье

Длительность: 3 ч
Длина маршрута: 3 км
Автор: Е.Усова
Читает: М. Берлина
Цена: 120 руб.

Прогулка по самой тихой части центра столицы таит много интересного для желающих заглянуть в историю Москвы. С Замоскворечьем связаны имена не только традиционно селившихся здесь купцов (Бахрушиных, Морозовых, Третьяковых), знаменитых писателей и художников (Достоевского, Чехова, Есенина, Тропинина, Саврасова), но и наших современников – Владимира Высоцкого, Станислава Садальского, Сергея Проханова. И, конечно, Замоскворечье немыслимо без уцелевших в смутное время храмов: Николы в Кузнецах, св. Екатерины, Николы в Пыжах, Иконы Богоматери «Всех скорбящих радость», Троицы в Вишняках. Пробная версия программы содержит 2 из 12 остановок (2-й и 9-й). Для начала работы распакуйте архив и откройте файл index.htm

Карта маршрута

kremlin

СОДЕРЖАНИЕ: 

1. Садовое кольцо

kreml_01_bМы начинаем одну из самых увлекательных экскурсий, которая может быть совершена по современной Москве – прогулку по Замоскворечью. Район, с которым мы познакомимся, как будто специально рассчитан на неторопливый пеший шаг и занимательные беседы – здесь, особенно в выходные нет ни шумного транспорта, ни спешащих по делам пешеходов, зато что ни дом – то купеческий особняк, что не личность – то занимательная история. Удивительно, но Замоскворечье сумело до сих пор сохранить свой уникальный «гений места» — милую русскому духу провинциальность, которую почти не затронул XX век, богатый переменами и катаклизмами.
Итак, мы начинаем нашу экскурсию с Павелецкого вокзала. Он входит в число девяти московских вокзалов, которые связывают столицу со всей страной. Построен он в 1900 году, то есть через 66 лет после того, как в России прошел первый поезд по маршруту Санкт-Петербург – Царское село. Как ни странно, но некогда столь бойкое Замоскворечье стало одним из последних районов, к которому подвели железные дороги. Во второй половине XIX века оно почти перестало застраиваться. Возможно, именно поэтому на улицах Ордынки, Пятницкой или Кузнецкой вы не встретите больших доходных домов, но вам обязательно попадутся уютные 1-2-х этажные особняки более ранней эпохи.
Почтим память голодающих Поволжья и вспомним, что именно с Павелецкого вокзала отправлялись на юг России составы с продовольствием в голодные 20-е и 30-е годы. Тогда московские рабочие согласились отдавать до 10 процентов от своей зарплаты для того, чтобы закупать хлеб для поставок на юг. По Поволжью ходили странные частушки, как сказали бы сейчас, черный юмор: «В тридцать третьем году всю поели лебеду. Руки, ноги опухали, умирали на ходу». Ели не только лебеду, но и кожаные сапоги, а вот правительство старалось не придавать событиям огласки, дабы «не дать контрреволюционным элементам сломить советский дух». Говорят, даже в свидетельствах о смерти врачам запрещалось писать слова «умер от голода». Чаще всего их заменяли на абсурдную фразу: «умер по неизвестным причинам».
Первоначально Павелецкий вокзал назывался Саратовским…

2. Новокузнецкая улица

kreml_01_bМы с вами находимся на углу Новокузнецкой улицы. Современное название она приобрела в 1922 году, когда все названия улиц в Москве упорядочивали – до этого она была просто Кузнецкой. Хотя Старой Кузнецкой улицы не существует, видимо, она путалась с Кузнецким переулком, и чем-то мешала новой власти. Вообще всякая работа по систематизации названий может вносить не только ясность, но и курьезы – например, именно в ходе очередной переписи улиц (правда, в XVIII веке) на московской карте появился «Ательный проезд». Произошло это потому, что старое название «Воспитательный», как гласит легенда, наполовину стерлось, и записали только вторую половину слова — Ательный.
Если пройти по Новокузнецкой улице обратно к Павелецкому вокзалу, то вы увидите дом № 30. С нашего маршрута увидеть его невозможно, но стоит обязательно вспомнить, что там жил известный журналист и телепродюсер Влад Листьев. Ведущий программ «Взгляд», «Поля чудес», генеральный продюсер телекомпании «ВИД», а с начала 1995-го года еще и директор только что созданного телеканала ОРТ, Листьев ушел из жизни на взлете своей карьеры. Его убийство в подъезде собственного дома стало, без громких слов, шоком для россиян, уже успевших полюбить талантливого ведущего. И скандалом – ведь оно произошло вскоре после того, как Владислав ввел на своем канале временный мораторий на все виды рекламы.
Теперь о более обыденных вещах. Например, взглянем на дом под номером № 26 по левой стороне. Это здание, как и ряд построек за ним – типичный пример застройки Москвы прошлого века. Вплоть до 60-х гг XIX столетия в Москве не существовало ни одной постройки выше 2-3-х этажей. Когда на Тверской появился 4-этажный дом, то, по свидетельству одного современника, все на него смотрели, как на какое-то чудо. Зато в существовании огородов в самом центре Москвы, напротив, ничего удивительного не было. То и дело в Замоскворечье можно было увидеть, как расторопные слуги, а то и сами хозяева поливают то капусту, то картошку к собственному столу на своем участке…

3. Николокузнецкий храм

kreml_01_bОбратим внимание на высокий 13-этажный жилой дом под номером 17/19. Его конструкция удивительна для патриархального Замоскворечья, но естественна для изобретательных советских архитекторов. За причудливые очертания фасада москвичи называют дом «гармошкой», а то и вовсе «пьяным домом». Махину водрузили ровно по красной линии, задуманной генпланом 1935 года. Если бы тот план был осуществлен, то была бы снесена половина исторических зданий, а улицы Замоскворечья напоминали бы калининские и нахимовские проспекты. К счастью, этого не произошло.
Заметим, что некогда в Москве не разрешалось строить здания выше церковных глав и колоколен, а те, в свою очередь, не должны были быть выше колокольни «Иван Великий». В этом было и своего рода почтение, и архитектурный пиетет. Церкви играли в организации малоэтажной Москвы роль градообразующих вертикалей, «сорок сороков» были видны из любой точки. В советское время, естественно, колокольни были «затерты» более высокими зданиями. Роль новых вертикалей в сталинское время взяли на себя 7 московских высоток. В XXI веке и они уже перестали быть самыми высокими зданиями – современный городской ландшафт повышается на глазах.
Обратим внимание на противоположную сторону Вешняковского переулка. Перед нами – одна из самых известных церквей в Замоскворечье – Николая Чудотворца, что в Кузнецкой слободе. Скорее всего, она была построена в XVI веке, однако до нас здание дошло после перестройки в эпоху ампир в 1805 году. Купола храма еще в начале века были украшены звездами, которые до настоящего времени, к сожалению, не сохранились. Над северным (выходящим в Вишняковский переулок) и южным входами в круглых нишах до сих пор находятся барельефы евангелистов. Кстати, скульптура в православной церкви – явление довольно редкое, т.к. ассоциируется с поклонением идолу и входит в противоречие с заповедью «Не сотвори себе кумира». Другой редкий пример скульптурного украшения – новодельный Храм Христа Спасителя…

4. Вешняковский переулок

kreml_01_bВ доме № 12 – двухэтажном зеленоватом особняке – расположен открытый в 2005 году Музей образования. Он занимает бывшую городскую усадьбу, памятник архитектуры XVIII-XIX веков. Экспозиция муниципального музея знакомит своих посетителей с историей школьного и высшего образования в России и Европе, представляет предметы школьного быта прошлых веков. В выставочных залах размещены также компьютеры, дающие возможность в электронном варианте увидеть многие предметы, находящиеся в разных музеях России и имеющие отношение к образованию. Так, можно познакомиться с портретами Екатерины II — просветительницы, Михаила Васильевича Ломоносова, Ивана Ивановича Бецкого, увидеть средневековые иллюминированные рукописи и Евангелия, первые петровские буквари, русские образцовые прописи и прочие интересные экспонаты.
Здание, которое вы видите прямо перед собой (Дом № 23), уникально с точки зрения архитектуры. Сейчас уже трудно представить, но изначально это был обычный трехэтажный классический особняк, каких много сейчас в Москве, с центральной колонной частью и боковыми выступающими частями. В 1910 году архитектор Ушаков надстроил здание дополнительным этажом – его вы узнаете сейчас по полукруглым фронтонам. Сравнительно недавно, в 1980-е годы, здание, видимо, решили окончательно испытать на прочность, и возвели еще 5 этажей для чиновников городской администрации. Таким образом, получается, что стены и потолки первого этажа несут не только 2 предусмотренных, но еще и 6 дополнительных ярусов – вот каким было каменное строительство в XIX веке!…

5. Театральный перекресток

kreml_01_bМы на перекрестке Вишняковского переулка и Малой Ордынки. В здании № 31 на Малой Ордынке проживает Театр Луны. Переселился он сюда совсем недавно, в 2004 году, до этого обитал в Козихинском переулке. Основанный Сергеем Прохановым, бывшим актером театра Моссовета, выпускником Щепкинского театрального института, театр пользуется успехом и собирает полные залы. Более того – он является одной из немногих частных организаций в Москве, которые получили государственное финансирование. Девиз театра яркий – отказ от обыденного реализма во имя красоты, изящества и гламура. Спектакли, действительно, захватывающие, интересные и, главное, красивые. Как говорят многие театральные критики, театр специализируется на «коммерческих» пх. Но кому же от этого хуже? Не зрителям, которые здесь могут отвлечься и получить удовольствие не только от игры актеров, но и от красивых костюмов и удачных музыкальных обработок, и не актерам, которые зарабатывают на интересных полуантрепризных спектаклях.
Театр Луны, позиционируя себя как «театр романтических исканий», весьма преуспевает в заданном направлении. Открывалась его жизнь романтической драмой «Византия» о судьбе императора Юлиана, а сейчас в репертуаре чередуется около 15 спектаклей, среди которых – мистические импровизации «Старый новый Фауст», авангардная версия «Ромео и Джульетты», а также весьма интересный сценический вариант фильма «Полет над гнездом Кукушки» — «Рубиновый вторник». Любопытно, что театр имеет своих «братьев по разуму» на Западе – в Париже существует «Театр Солнца», в Праге – «Театр Ночи», да и на востоке, в Токио, имеется аналог — «Театр Тумана». Прощаясь с Театром Луны, напоследок отметим, что именно здесь начинала свою карьеру блестящая Чулпан Хаматова – актриса театра «Современник» и исполнительница главной роли в фильме Тодоровского «Страна глухих»…

6. Большая Ордынка

kreml_01_bТеперь мы с вами вышли на Ордынку – одну из главных улиц Замоскворечья и, пожалуй, самую живописную. Мы стоим рядом с Казачьим переулком, а напротив нас – нечетная сторона улицы.
Если пойти по Большой Ордынке в сторону увеличения нумерации по четной стороне, то совсем скоро мы окажемся у храма Святой Екатерины, который, к сожалению, не виден с нашей остановки из-за изгиба улицы. Храм весьма примечателен – он был возведен для самой императрицы Екатерины II архитектором Карлом Ивановичем Бланком. Иконы писали не мастера Оружейной палаты, как это было принято, а придворный художник Дмитрий Григорьевич Левицкий. Царские врата, изготовленные из чистого серебра, весили восемь пудов, а ризу для храма со своим вензелем пожертвовала сама Екатерина II. Ничего из этих сокровищ не сохранилось. Осталась старинная кованая ограда, которая старше, чем сама церковь – до 1742 года она украшала площадь Кремля, затем хранилась без применения, пока ее не решили употребить в действие и не перенесли сюда. Некогда она была увенчана, как и кремлевские башни, двуглавыми орлами, но их сняли после революции. Если Вы решите сфотографировать эту церковь с Большой Ордынки – будьте внимательны, рядом находится посольство государства Израиль и к Вам обязательно подойдет сотрудник спецслужбы, чтобы поинтересоваться содержимым фотокамеры…
Ордынка – одна из главных и старейших улиц Замоскворечья. Она проходит через весь район и связывает Москву-реку, с одной стороны, и Садовое кольцо с другой. Направлена Ордынка, словно по компасу, точно на юг. Если смотреть сверху, то вместе с Пятницкой она на карте напоминает лук: Пятницкая чуть изогнута, а Ордынка совершенно прямая, начинаются и заканчиваются они в одном и том же месте. Название Ордынки, скорее всего, произошло от ханских послов, которых называли себя ордынцами и селились здесь до XV века. Ну а улица начинала длинный путь на юго-восток, в Золотую Орду…

7. Особняк Морозова

kreml_01_bОстановимся у дома № 41 один и обратим внимание на противоположную сторону. Дома под номерами от 42 до 48 являют нам собой типичный пример застройки Замоскворечья в XIX веке. Купцы со средним достатком строили именно такие простые особняки, иногда выделяя их глуповатой фривольной башенкой, красивыми наличниками или подобием колонн. Они разводили рядом просторные сады с фруктовыми деревьями, настаивали на своей рябине ведерные бутыли водки, и чувствовали себя намного лучше, чем утонченные дворяне в их домах с портиками и мезонинами на той стороне Москвы-реки. А в интерьере купцы давали волю своему безудержному вкусу: огромные люстры (совсем как на картинах Федотова), мещанские обои и скатерти с цветочками были неизменным атрибутом каждой парадной комнаты. Многие иностранцы, которые совершали путешествия в Россию, так и не могли привыкнуть именно к нашим домам так называемого среднего класса, т.е. купечества. Например, Теофиль Готье, известный французский писатель XIX века, поражался огромному количеству шуб и галош в прихожей (стоит вспомнить, что иностранцев и шуб-то толком не видели). Верхняя одежда развешивалась у теплой печки и потом на улице сохраняла тепло в течение нескольких часов. Готье отмечал, что слуги в домах обладают чудесной способностью помнить, кому принадлежит какая шуба, и никогда не ошибаются, накидывая каждому гостю на плечи его собственную.
Удивили его и двойные рамы на окнах, которые тщательно заделывались на зиму. Между рамами насыпали слой песка и ставили рожки с солью для впитывания влаги, чтобы стекла не покрывались льдом. Стены потрясли Готье дороговизной своих обоев, а вот спальни, напротив, разочаровали путешественника. Кровати в России были настолько скромные, что напоминали походные. Стоит вспомнить, что этого обычая придерживались и наши императоры – в то время как Бурбоны всегда спали под роскошным балдахином в самом центре Лувра, Николай I действительно почивал на жесткой, почти походной кушетке.
Посмотрим теперь на самое новое строение Ордынской улицы, дом под номером 40, стоящий справа от маленьких домиков XIX века – это даже не один дом, а целая мини-структура со своей улицей во внутреннем дворе – бизнес-комплекс «Легион». Он появился здесь в 2004 году и является одним из многих комплексов, выросших в Москве за последнее десятилетие.
Напротив него – дом под номером 41, особняк в неоклассическом вкусе. Это – бывшее фамильное гнездо купцов Морозовых», а в настоящее время — офисы компаний «Интелмас» и «Акрон»…

8. Марфо-Мариинская обитель

kreml_01_bПеред вами – Марфо-Мариинская обитель, точнее, ее врата, ведущие внутрь монастыря. Под куполом на воротах находится икона с изображением его канонизированной основательницы – великой княгини Елизаветы Федоровны. На наружной стене ограды сохранилось углубление – здесь когда-то был ящик для записок с просьбами о вспомоществовании. Вход, ведущий в обитель, словно специально сделан так, чтобы каждый при входе поклонился иконе с изображением святой Елизаветы. Елизавета Федоровна была немецкой герцогиней, родовитым потомком королевы Виктории, первой красавицей Европы и самой завидной невестой. Личностью она, надо сказать, была весьма незаурядной. Предпочла она в мужья брата Александра III, великого князя Сергея Александровича. Как считается, во многом из-за его известной нетрадиционной ориентации, которая помогла ей сохранить данный на всю жизнь обет девственности.
Многие говорят, что Елизавета Федоровна была святой женщиной. Первая благотворительница Москвы, она совершила множество добрых дел. Во время русско-японской войны Елизавета Романова на свои средства устроила в Кремле мастерские, где шили обмундирование для солдат, собирали медикаменты и продовольствие. Кротко перенесла она и смерть своего мужа. 18 февраля 1905 года Сергей Александрович, бывший к тому времени генерал-губернатором Москвы, погиб от взрыва, устроенного террористом Каляевым. Елизавета Федоровна велела только написать на могильном камне евангельские слова: «Отче, отпусти им: не ведают бо, что творят». После смерти мужа она полностью посвятила себя благотворительности. В купленной усадьбе на Ордынке, перед которой мы сейчас и находимся, были основаны обительская больница, амбулатория, аптека, приют для девочек-сирот, воскресная школа, библиотека, столовая для бедных; открыты 2 храма — больничный и соборный. В 1910 году Елизавета Федоровна приняла постриг и сан настоятельницы, а семнадцать девушек стали «крестовыми сестрами». Во время первой мировой войны настоятельница Елизавета всеми силами помогала фронту.
В 1918 году ее арестовали – фамилия «Романова» была тогда смертным приговором. 17 июля 1918 года в Екатеринбурге расстреляли царскую семью, а 18 июля сосланную в Алапаевск Елизавету Федоровну и других оставшихся в живых Романовых отвезли к заброшенной шахте и прикладами сбросили вниз на глубину 70 метров…

9. Улица Островского

kreml_01_bИтак, мы с вами находимся на улице Малая Ордынка. В советское время она носила имя Островского и справедливости ради стоит признать, что это было одно из немногих уместных переименований. Великий драматург прославил эту улицу.
Но начнем мы с еще одной церкви, которая перед нами. Это четвертый из пяти Ордынских храмов. Каменная церковная постройка была возведена здесь в 1657-1672 гг. на средства полковника стрелецкого полка Пыжова. По его имени, кстати, раньше и называлось это место Пыжами, на память о древней топографии нам остался близлежащий Пыжевский переулок. Каменные храмы в Москве почти всегда возводились на месте ранее построенных деревянных, это место не исключение – еще за столетие здесь стояла деревянная церквушка. Недолговечные деревянные постройки нередко строились в честь какого-либо праздника или памятного события за один день. Сейчас, как отголосок традиции, можно встретить названия «обыденная церковь» (например, Церковь Ильи Обыденного на Пречистенке). Такое выражение передает не заурядность постройки, а тот факт, что она была возведена за один день. Церковь Николая в Пыжах в стиле русского узорочья была посвящена одному из самых почитаемых на Руси святых – Святому Николаю, покровителю торговцев, ремесленников, путешественников и крестьян. Его икона встречает всех прихожан у входа. Она выполнена в технике византийской мозаики и врезана в каменную ограду.
Храм был закрыт в советское время, в 1934 году. Икона «Спас Вседержитель» мастеров Оружейной палаты, одна из главных ценностей, была передана в Третьяковскую галерею. История колокола еще более интересна: после закрытия церкви он поступил в Большой театр, затем был приобретен Елоховским собором после того, как его колокол треснул. Храм св. Николая вновь открыли в Рождество 1992 года.
Обратимся к дому под номером 9 по Малой Ордынке. В глубине двора, за железными узорными воротами вы видите дом-музей Александра Николаевича Островского. В часы работы музея на его территорию можно пройти свободно.
Здесь писатель родился, был крещен в церкви святого Николая в Пыжах и долгое время жил в этом доме. Островский, в отличие от большинства жителей Замоскворечья, был дворянином. Его отец зарабатывал на жизнь адвокатской деятельностью, а сам Александр Николаевич служил в Московском коммерческом суде канцелярским чиновником (после того, как будущий драматург бросил учебу в Московском университете на втором курсе). В суде Островский успел насмотреться на самые разные типажи, манеры поведения, услышать различные говоры. Там воспитывался и оттачивался талант будущего мастера речевой характеристики персонажей.
За свою жизнь Островский написал 48 пьес – как минимум по одной в год. Все они в разное время были поставлены на сцене Малого театра, а некоторые даже специально написаны для его труппы. Островский лично читал пьесы актерам, присутствовал на репетициях, отбивал, так сказать, хлеб у режиссера…

10. Климентовский переулок

kreml_01_bМы с вами находимся на небольшой площади перед церковью Святого Климента. Этот уголок Москвы, с одной стороны, очень европейский и напоминает Рим с его барочными храмами и непременными площадями перед ними. С другой стороны – он типично русский, небольшой переулок сплошь занят торговцами и напоминает арбатскую суету. Отрезок улицы от начала Пятницкой у Москвы-реки до Климентовского переулка раньше назывался улицей Ленивкой. Имя это дано было по названию Ленивского Торжка, или торга «на крестце», остатки которого вы можете до сих пор наблюдать в переулке. Еще этот перекресток иногда назывался «проща» — т.е. место прощания, расставания, околица.
Огромная церковь святого Климента – сооружение довольно загадочное. Ни один историк архитектуры не скажет вам достоверно, кто был автором этого проекта – то ли иностранец, то ли русский, то ли это была постройка известного архитектора, то ли единичная постройка не сложившегося гения. Ясно только, что подобная церковь, во-первых, чрезвычайно красива, и это заметно даже несмотря на ее довольно запущенный вид, во-вторых, для России совсем нехарактерна. Перед вами – воплощение барочной западноевропейской традиции. Тот, кто хорошо знаком с петербургской архитектурой, скажет, что здесь наверняка приложил руку великий Растрелли, особенно если мысленно окрасить храм в бирюзово-золотисто-белую гамму. Это сходство с европейской, еще точнее, с итальянской архитектурой, заставляет многих приписывать постройку другому придворному архитектору Елизаветы Петровны, Пьетро Трезини. Версия тем более вероятна, что Трезини участвовал в строительстве пятиглавых соборов Петербурга – Князь-Владимирского собора и собора в Александро-Невской Лавре. Итальянец по происхождению, Пьетро Трезини был племянником Доменико Трезини, одного из первых архитекторов, приглашенных в Россию Петром I. Подсказкой в пользу того, что заказ исходил от Елизаветы Петровны, служит посвящение собора. Императрица пришла к власти в результате удачного переворота 25 ноября 1741 года, а память святого Климента празднуют как раз 25 ноября. Правда, есть и вторая версия – храм построен учеником гениального Растрелли, Алексеем Петровичем Евлашевым.
Святой Климент, в честь которого освящен главный престол храма, жил в 1-м веке нашей эры. Он был автором послания к Коринфянам и четвертым по счету римским папой, которые тогда еще назывались римскими епископами. Первым папой, или епископом, был сам апостол Петр, учеником которого и являлся св. Климент. Немного странно, что православный храм воздвигнут в честь католического первосвященника, но вспомним, что разделение православной и католической церквей произошло только в 1054 году, поэтому Климент по праву принадлежит им обеим. Хотя, возможно, имя папы и прохладные отношения между русской православной и католической церквами не способствуют возрождению величественного храма…

11. Сквер в Ордынском тупике

kreml_01_bМы с вами находимся на улице под названием Ордынский тупик. Справа, за небольшим сквериком, расположена Церковь Богоматери «Всех скорбящих радость». Авторы этой постройки, надо сказать, весьма именитые – Василий Иванович Баженов, архитектор знаменитого Дома Пашкова у Ленинской библиотеки, и Осип Иванович Бове — создатель Большого Театра и Манежа.
Главная святыня храма — Икона «Богоматерь всех скорбящих радость», обладающая чудесным даром исцеления. Впервые дар обнаружился в 1688 году, затем икона не единожды являла свои чудесные свойства, а в XX веке помогала в борьбе с алкоголизмом и наркоманией. Старых икон «Богоматерь всех скорбящих радость» существует в мире всего две – одна в Москве, а вторая в Петербурге. Та, что находится в Северной столице, определяется уточнением «с грошиками» — потому, что во время пожара в церкви грошики из кружки для пожертвований были вплавлены в икону. Теперь на всех списках иконы изображаются монеты. Службы в церкви Богоматери «Всех скорбящих радость» замечательны своим музыкальным сопровождением –ежегодно здесь исполняются «Всенощная» Сергея Васильевича Рахманинова и «Литургия» Петра Ильича Чайковского.
На противоположной от церкви стороне на улице Большая Ордынка расположен дом № 17, о котором стоит упомянуть. Здесь находилось имение богатого купца Куманина, который после смерти родителей Федора Михайловича Достоевского взял их детей на попечение. С детства Федор Михайлович нередко гостил здесь. Считается, что обстановка дома нашла отражение в описании жилища купца Рогожина в романе «Идиот», а старуха Куманина стала прототипом старухи-процентщицы.
На месте небольшого сквера при церкви некогда находилось жилое здание. Дом № 26 принадлежал купцу 3-й гильдии Григорию Рубинштейну, отцу двух гениев – композитора Антона Григорьевича и пианиста-виртуоза Николая Григорьевича. Недалеко от дома располагалась карандашная фабрика Рубинштейна-отца. Младший сын Николай – тот, что был пианистом – дружил со своими соседями-сверстниками братьями Третьяковыми, участвовал в их детских играх и бегал с ними купаться на Москву-реку…

12. Лаврушинский переулок

kreml_01_bНад изящным сквериком нависает тяжелая громада здания под номером 17 по Лаврушинскому переулку – это Дом московских писателей. Известен он также и как «дом Драмлита» благодаря Михаилу Булгакову. В романе «Мастер и Маргарита» мы в точности узнаем описание этого здания с черным гранитным подъездом, но вот только дом перенесен на Арбат. Строение под номером № 17 увековечено и в стихотворении Пастернака:
Дом высится как каланча.
В него по лестнице угольной
несли рояль два силача,
как колокол на колокольню.

Пастернак прожил в Лаврушинском долгое время, так же, как и Катаев, Паустовский, Ильф, Петров и Пришвин, которым дали почетные квартиры в Доме писателей. Булгаков этой чести так и не удостоился. Зато он устроил руками Маргариты в квартире критика Латунского дебош и потоп. Прообразом Латунского был реальный персонаж – критик Литовский, который строил Булгакову всяческие козни. Неистовство героини, таким образом, было удачной местью и за общественные и за личные обиды.
Обратите внимание на изящный скверик, центром которого является композиция из патинированной бронзы и золота. Фонтан «Вдохновение», или фонтан искусств, как его уже прозвали горожане, был открыт к 150-летию Третьяковской галереи в 2006 году. Его запустили в работу на неделю раньше, чем традиционно включают после зимней спячки остальные московские фонтаны – не 30, а 24 апреля. Вообще в столице фонтанов более двухсот, а в Замоскворечье всего 5. Отсутствие водных развлечений, пришедших к нам из Европы, до сих пор подчеркивает пресловутую патриархальность как Замоскворечья, так и вообще Москвы. Долгое время, вплоть до XX века, в Москве почти не было городских фонтанов – исключение составлял фонтан работы скульптора Ивана Витали перед большим Театром. В заметном количестве они стали появляться только в 30-е годы XX века.
Напротив, через дорогу, в Толмачевском переулке находится желтый особняк – усадьба Демидовых. Типичная классицистическая постройка примечательна скорее своей узорной оградой. Искусные и чрезвычайно изящные плетения были сделаны по эскизу Федора Семеновича Аргунова и отлиты в 1820-е годы на Нижнетагильском заводе Демидова. Федор Аргунов был братом жены Ивана Петровича Аргунова, знаменитого крепостного художника, автора картины «Портрет крестьянки в русском костюме».
После Демидовых усадьбой владела графиня Соллогуб, собиравшая литературные и светские салоны, а с 1882 года здесь находилась 6-я мужская гимназия, воспитавшая в числе прочих учеников кинорежиссера Всеволода Илларионовича Пудовкина. В 1925 году по инициативе Надежды Константиновны Крупской здесь была открыта педагогическая библиотека имени Ушинского, которая располагается в особняке и по сей день.
Если пройти дальше по Толмачевскому переулку, то можно лучше разглядеть церковь св. Николая в Толмачах, которая включена во двор комплекса Государственной Третьяковской галереи. Храм-музей уникален тем, что в его стенах хранится одна из главных святынь Российского государства, неоднократно его защищавшая – Икона Владимирской Божьей Матери. Считается, что этот образ писан рукой самого евангелиста Луки, но на самом деле икона, конечно, не столь древняя. По стилистике византийского письма образ датируется XII веком. Сначала икона хранилась в Киеве, а затем была перевезена Андреем Боголюбским во Владимир. Во время нашествия хана Тамерлана ее перенесли в Москву для защиты города. Трижды икона защитила столицу от монголо-татар – в 1385 году при Дмитрии Донском, и в 1450, и 1480 при Василии II и Иване III. Каждый раз ее несколько раз обносили вокруг стен города, совершая крестный ход. Владимирская икона защитила город и во время Великой Отечественной войны. Как гласит легенда, осенью 41-го года, когда фашисты уже рассматривали столичные окраины в бинокли, а надежды отстоять город уже практически не было, по приказу Сталина самолет со святым образом трижды облетел вокруг Москвы. Враг был остановлен на самых подступах к первопрестольной…

13. Лужков мост

kreml_01_bМы с вами вышли к младшему собрату Москвы-реки – Обводному, или Водоотводному каналу. Канал был проложен для отвода воды при ремонте Большого Каменного моста через Москву-реку в 1780-е годы на месте так называемой старицы (то есть старого русла), по заболоченной низине. На бывшие непроходимые топи указывает само название Болотной площади. Мы с вами находимся на 1-м из 8-ми мостов, которые переброшены через русло Обводного канала. Называется он Лужков мост – формально название связано с тем, что большая часть Замоскворечья была покрыта заливными лугами. Но поскольку мост построен совсем недавно, в 1994 году, название услужливо намекает и на имя московского градоначальника.
На водах канала вы видите 4 плавающих фонтана. Установленные здесь в 1995 году, поначалу они били простыми высокими струями, а в 2006 году были переделаны так, что их рисунок стал узорным. Технология плавающего фонтана от обычного отличается тем, что он всегда располагается над большой глубиной, и насос монтируется не на дне, а на специальном поплавке, где также устанавливаются прожекторы для подсветки.
Посмотрим внимательно с моста вдаль – мы увидим памятник Петру I работы Зураба Константиновича Церетели. Открытый в 1997 году к 850-летию Москвы, он представляет стоящего на ладье основателя Петербурга. Можно часами спорить, имеет ли Петр I какое-либо отношение к Москве, что он может означать в столице, которую он, в действительности, не любил, почему украшение столицы превращают в монополию одного автора и т.д. Гиганта все равно не уберут, а мэр Москвы Юрий Лужков не прервет своей дружбы с Зурабом Константиновичем. Скульптура Петра уже давно стала частью городского пейзажа, да и больше пристроить ее будет негде – в особенности после того, как Церетели предусмотрительно наградил еще и Петербург статуей Петра 12-метровой высоты…


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *